У пивного рынка есть перспективы, если запреты не будут усиливаться — старший вице-президент «Балтики»

ОАО «Пивоваренная компания «Балтика» продолжает интеграцию в Carlsberg Group. Следующим шагом может стать смена формы собственности в июле. Некогда публичное открытое акционерное общество реорганизуют в ООО, чтобы упростить корпоративное управление российскими активами.

Интерес к компании, владеющей заводами в 10 городах РФ и одним в Азербайджане, по-прежнему высок: доля «Балтики» на российском рынке пива составляет почти 40%. О работе компании в современных условиях, о том, как меры госрегулирования влияют на отрасль, и о перспективах развития «Интерфаксу» рассказала старший вице-президент по финансам и экономике «Балтики» Екатерина Азимина.

— Пивоваренной отрасли в последние годы приходится непросто из-за усиления госрегулирования. Как вам работается в этом году?
— Первый квартал у нас прошел неплохо, мы по-прежнему оптимистично смотрим на развитие рынка и уверены, что в нем есть потенциал. Если, конечно, стабилизируется ситуация с ограничениями, административными и налоговыми препонами для отрасли. Если ситуация не будет ухудшаться, то, имея текущую структуру потребления, можно сказать, что у пивного рынка есть перспективы роста.
Мы считаем, что в ближайшие три-пять лет рост возможен. Он, конечно, не будет на десятки процентов, но перспектива все-таки есть.

— Какие средства «Балтика» вкладывает в свое развитие? И сколько будет вложено в этом году?
— В прошлом году мы инвестировали порядка 4,5 млрд рублей. В этом году, думаю, порядок цифр не будет меняться.
Основные инвестиции направляются на то, чтобы обеспечить качество продукции на протяженности всей цепочки — от производства до потребителя. Например, мы модернизируем собственные вагоны холодильным оборудованием, приобретаем холодильники, качественное торговое оборудование, которое позволяет потребителю получить пиво в том виде, в котором его лучше всего пить.
Второе направление — это сокращение издержек. Мы инвестируем в автоматизацию производства, в оптимальное распределение продуктов по производственным площадкам. Если продукт развивается хорошо в том или ином регионе, то мы рассматриваем возможность инвестировать именно в этот регион. К примеру, мы вложили средства в модернизацию линии ПЭТ в Хабаровске, также мы инвестировали в завод в Красноярске для выпуска части наших премиальных сортов пива.
Третье направление — это экология. Были модернизированы очистные сооружения в Самаре, вложены средства в очистку сточных вод в Хабаровске и Челябинске, а также реализован ряд других проектов по расширению очистных сооружений там, где они уже есть. Важное направление, находящееся на грани между эффективностью и экологией — это сокращение энергопотребления.
В производственные мощности пивоварения в России сейчас никто не вкладывает, их достаточно
.

— Есть даже примеры, когда производители пива закрывали свои заводы… Нет ли у вас интереса к этим мощностям?
— Да, такие примеры есть, с 2007 году уже закрылись 10 пивоваренных заводов. Нам не интересны эти мощности, нам достаточно своих, так как они расположены географически очень удачно. Мы даже перепрофилировали, а потом закрыли наш второй завод в Петербурге (пивоваренный завод «Вена» — ИФ), так как для оптимального производства достаточно одного.

— Что будет с этим заводом?
— Сейчас мы используем его как склад, в будущем рассматриваем возможность реализации инвестиционного проекта на этой площадке. Возможно, целесообразнее передать ее под жилищную застройку, так как она расположена очень удачно. Но мы обсуждаем эти возможности с городом. В течение года мы должны определиться с этим проектом.

— Какова текущая ситуация с госрегулированием пивоварения? Какие меры предпринимают производители, чтобы положение пивоваров менялось в лучшую сторону?
— Мы работаем в двух направлениях. Прежде всего, важно не терять фокус на собственное самосовершенствование. Если посмотреть на нашу инвестиционную программу, то, помимо проектов по сокращению издержек и повышению производительности, в ней есть такие проекты как TPM (эффективное использование имеющегося оборудования и прочих ресурсов), оптимизация поставок по принципу just in time.
Кроме того, под эгидой Союза российских пивоваров мы пытаемся донести до тех, кто принимает решения, до правительства мысль о том, что существующая структура потребления алкоголя и некая несбалансированность акцизной политики не ведут к решению тех задач, которые стоят перед правительством — увеличение налоговых поступлений и сокращение потребления алкоголя в целом.
Как показывает мировая практика, общее потребление алкоголя падает тогда, когда сокращается потребление крепкого алкоголя. К сожалению, принятые ограничения для алкогольной отрасли и налоговая политика сейчас в большей степени направлены на пиво, являющееся слабым алкогольным напитком.

— Эта работа ведется не один год, есть ли успехи?
— Лоббистские возможности у нас разные с производителями крепкого алкоголя. Мы ведем официальный, понятный диалог с властями на всех уровнях, пытаясь аргументировать свою позицию. Успехи, конечно, есть, если посмотреть на основные направления налоговой политики на 2014-2016 годы, которые только прошли слушания в Думе и Совете Федерации. Там предусматривается повышение акциза на пиво на 2016 год уже только в рамках инфляции, даже чуть ниже, потому что запланировано повышение порядка 5%.
Безусловно, чтобы восстановить нормальный акцизный баланс, необходимо более быстрое повышение акциза на крепкий алкоголь, поэтому есть позитивные шаги. То, что нас слышат, мы чувствуем.
Конечно, «противники» не дремлют. Последняя инициатива о запрете ПЭТ-упаковки в рамках идеи сокращения потребления алкоголя выглядит странно. Представьте себе, что в самой большой пластиковой бутылке пива 2,5 литра содержится 125 граммов чистого алкоголя, а в пол-литровой бутылке водки — 200 граммов.
Таким образом, непонятно, как, запретив ПЭТ-упаковку, мы сократим потребление алкоголя, имея при этом структуру рынка, где 50% занимает крепкий алкоголь, который в такой упаковке не продается? Вряд ли эти предложения вносят те, кто реально заботится об интересах граждан. Вероятно, они преследуют другие интересы.
Наряду с позитивными моментами продолжают появляться странные инициативы, которые, как нам кажется, не соответствуют государственным интересам и вредят отрасли, в которой мы работаем.

— Как акцизная политика сказывается на выручке?
— В результате всех ограничений, включая несбалансированное повышение акциза на пиво, отрасль за последние четыре года потеряла порядка 18% объема производства. При этом средняя рентабельность упала существенно больше, снижение прибыли мы оцениваем почти в 40%. В целом рентабельность по отрасли падает. Нам удается поддерживать этот показатель благодаря инициативам по повышению эффективности. Но они небезграничны. Продолжать компенсировать рост акцизов за счет собственной эффективности крайне сложно, перекладывать полностью акциз на потребителя — это еще больше ударит по рынку.

— В связи с этим может ли в линейке продуктов «Балтики» появиться больше безалкогольной продукции для компенсации выпадающих доходов по пиву?
— Мы работаем с безалкогольной продукцией, являемся крупными игроком и на рынке кваса (у нас третье место), и на рынке энергетических напитков. Бизнес по производству воды еще менее рентабельный, чем два названных. Сильно инвестировать в него мы не хотим.
Пиво, согласно нашей стратегии, по-прежнему основной продукт. Эта стратегия работает во всех странах, где присутствует Carlsberg.

— «Балтика» располагает значительной собственной сырьевой базой. Насколько удовлетворяются потребности компании за счет отечественного сырья, сколько приходится импортировать?
— В России достаточно мощностей как по выращиванию пивоваренного ячменя, так и по производству солода для обеспечения всей пивоваренной отрасли. Но все-таки климатические условия у нас для этой культуры несколько иные, чем в Европе. Поэтому многое зависит от конкретного года и сложившихся погодных условий.
Последние два года для российского пивоваренного ячменя были неудачные. С одной стороны, засуха 2010-2011 годов, с другой — дождливый прошлый год, поэтому ячмень не проходил по белку.
Сейчас мы импортируем ячмень на две трети, и только на треть используем сырье со своих солодовенных мощностей. Потенциал есть, мощностей хватает, будет хорошая погода, и мы на 100% будем работать на отечественном сырье. В своих планах мы на это ориентируемся.
Более того, вместе с Carlsberg мы ведем исследовательскую работу, пробуем сортовую гамму, которая наиболее подходит для России. Семенами ячменя мы снабжаем своих партнеров, это агрохолдинги, которые занимаются его выращиванием.

— Растет ли экспорт «балтийского» пива?
— Если брать географию поставок, то экспорт увеличивается, если же говорить о доле экспорта в объеме производства, то она все время колеблется в районе 5-6%.
Мы несколько поменяли свою экспортную политику. Начиная с прошлого года она стала более сфокусированной на главном бренде — «Балтика». Поэтому мы несколько сократили линейку продуктов, которые поставляем на экспорт.
Ряд стран мы обслуживаем по договорам внутренних поставок, где продвижением занимаются наши коллеги по Carlsberg Group.
Мы по-прежнему занимаем в экспорте пива долю в 70%, при том что доля компании на российском рынке составляет 39,4%.

— Каковы прогнозы по продажам пива в этом году, учитывая раннее начало лета?
— Очень надеемся на жаркое лето. Но большим ударом по нашей индустрии стал запрет на продажу пива в киосках. Пиво — это импульсный продукт, киоск — то самое место, где осуществляется импульсное потребление. Но мы надеемся, что хорошая погода и успешная работа на рынке позволят компенсировать негативные последствия от законодательных новаций.